?

Log in

No account? Create an account

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

Мельничный Ручей

Счастливое детство, счастливая летняя жизнь проходила у меня в съемной времяночке, с бабушкой и дедушкой.
На улице Лубянской находился большой, прямо-таки кулацкий участок с рачительными хозяевами - Михаилом Исааковичем и Марией Иосифовной. Они жили в большом доме, в котором сдавали каждый метр, а мы - в крошечной избушке в глубине сада.
Вокруг времянки было наше пространство, со столом, сделанным дедушкой, с двумя кустами жасмина, соединявшимися в арку, с кустом малины, подаренным мне хозяевами, и с несколькими клумбочками, где росло то, что мы на них высаживали.
Между ирисами, цветными ромашками и малиной стоял наш рукомойник, укрепленный на зеленой доске, железный, звякающий.... с тех пор не было у меня такого рукомойника.
Существовали мы совершенно автономно от хозяев. . Бабуля пекла на железной плите "дырки" - круглые кексы с изюмом, варила компоты, которые я могла в холодном виде хлебать ведрами, а дедуля варил "сахар", который разливался в железные тарелки - одна с вишенками в центре, и выставлялся  на солнышко, сохнуть. Потом этот сахар кололся маленькими щипчиками и мы пили на улице чай из больших, огромных чайников, кипящих на керосинках. одна из которых была с сильными причудами. Если был вечер, пахло жасмином.... и дедуля рассуждал об искусстве. Кроме искусства его мало что интересовало и трогало, вот только меня он очень любил еще...
И все время со мной занимался, если не писал этюды, не сколачивал очередную табуретку и не чинил велосипеды.
Он научил меня вырезать лодочки из сосновой коры, и я вырезала их в ненормальном количестве. В школе велели сделать гербарий и он мне сделал настоящий гербарий, с железной сеткой на деревянной рамке. Я училась чинить велосипеды и так полюбила это дело, что наши "педики" (пардон, но так я их назывла в то невинное время) чуть ли не каждый день перебирались и смазывались. Для хода я капала в них масло, а для красоты - протирала керосином. :))
И еще - я следила за красотой территории. Хозяева были этим не озабочены, они все свободное пространство засаживали картошкой и смородиной, которую я таскала, когда подросла.
Но мнение дедушки - художника! - они немного  уважали, кажется. И ему удалось отстоять прекрасную сирень позади большого дома, кусты шиповника у калитки, акацию вдоль забора и наши жасмин с ирисами. За всем этим я ухаживала - подстригала ножницами, поливала - даже сирень! - из лейки, подсаживала дерн, привезенный из леса на багажнике велосипеда. Я подметала дорожки, сначала граблями, а потом даже веником.
Но нам было мало участка. И дедуля ходил со мной за калитку, на "стадион" - большое песчаное поле, окруженное соснами. Мы и там убирались, а дедушка сделал там пару скамеек.  Я всюду таскала с собой лопатку и грабельки, а дедуля - большие грабли. Для него улучшать мир было так естественно, что я приняла это как обязательное для жизни желание. :)
И он учил меня рисовать. Сначала я сама любила это дело, а потом, когда он решил, что пришла пора настоящих постановок, разлюбила почти до ненависти. Дедуля даже не догадывался, как меня выводил из себя этот кубик! Он вообще не мог предположить, что кто-то может не хотеть рисовать или улучшать окружающий пейзаж.
А я была уже подростком! Вела переписку с такой интенсивностью, что за лето получала около сотни писем, и каждый день выезжала на велике встречать почтальона, которая, хорошо заметная издалека, шла от дома к дому по нашей Лубянке.
Ухажеры-мальчики приезжали в Мельнички. Дедушка пил с ними чай и спрашивал, не хотят ли они заниматься искусством? Обязательно замечал в них склонности, или интерес к живописи - иначе он не мог, правда! Вежливые мальчики говорили,что подумают.
А потом мы с мальчиками шли болтаться, по Мельничкам,  подбирали и курили хабарики, убегали от шпаны и таскали малину у соседей.

Я не хотела рисовать.
Я написала гневное стихотворение:

"Ах, лето..чудная пора
Три месяца тоски и скуки...
В моих глазах с утра хандра
И ожиданье смерной муки.

Взялась за девочку семья -
Решила усадить за дело,
И зная только я одна,
Как мне все это надоело.

Друзья мои, о где вы, где?
Придите, я вас жду всечасно,
Меня в ученье и труде
Повеселите дурью разной!

Я тут, как в крепости, томлюсь,
Как нож у сердца - рисованье,
Ни разу даже не влюблюсь,
А все твердят одно - призванье!"

Я, наверное, не в полной мере оценила благородство дедушки, который, найдя это стихотворенье, прочитал его торжественно на семейном сборе как доказательство моих удивительных  талантов, а не как позорное проявление нелюбви к искусству.
Дедуля ценил прекрасное...и любил  меня.... Мне так стыдно за этот "нож у сердца"...

Собственно, я хотела написать о том, как я начала любить ландшафтные работы и дело рук своих.....
Ушла в сторону, к счастью.
И загрустила.

 

Comments

А стихи хорошие! ))
:)))
На самом деле, правда, хорошие, для четырнадцати лет - особенно! :))

"педики"

...это даааа...и голубой щенок был мил...

Всё, что ты пишешь, очень знакомо и дорого сердцу...

Re: "педики"

Возникло смутное ощущение, что мы снимали ту же самую времянку у пожилых евреев в Мельничном ручье. Правда, было мне тогда лет 5, имен хозяев я, разумеется, не запомнила, помню только, что у них была внучка Аллочка - толстая и жутко капризная! :)

Re: "педики"

Адрес, сестра! :))
У моих был сын Эдик, толстый и жутко капризный. Один раз он меня чуть не убил, когда я его толстым обозвала.:)

Re: "педики"

Какой адрес? Мне же тогда лет 5 было, так что запомнился, скорей, не адрес, но пейзаж! Кстати, сейчас пытаюсь написать стишок по тем самым впечатлениям, уже месяц мучаюсь, но, увы - творческий запор! :(

Re: "педики"

А я наш помню - Лубянка, 36. :)
Творческих успехов!