Одно Расстройство (o_rasstroistvo) wrote,
Одно Расстройство
o_rasstroistvo

Category:

Оскорбление женщины. Страшно много букв про дебаты

В жизни не представляла, что напишу о Собчак и Жириновском, но мир требует моего разжигания миротворческого начала.

Хочется сказать - с этим давно пора разобраться. Одновременно я твердо знаю, что с этим невозможно разобраться в принципе.С чем - с этим? С особым местом женщины в бытовом поведении и окружающей нас лексике. Извините, что так скучно, надеюсь, хотя бы окружающая лексика порадовала.

Я всегда стояла и, будем забегать вперед, стою на этом особом месте, выстраданном, выбитом и воспетом как физиологией и необходимостью сохранить род-землю-власть, так и всякими трубадурами. Я даже не буду настаивать, что женщины лучше мужчин - кто ж из нормальных этого не понимает? - ограничимся тем, что они заведомо слабее физически. Собственно, в этом только и дело - в физической слабости и цивилизации, построенной на защите слабых (а кто строился иначе, те уже упали во всякие рвы истории).

И на этой физической слабости (не на материнстве, потому что представьте, что вместо женщин детей бы рожали боевые гориллы) построен весь наш мир с несколькими установками, невзначай, но навсегда поселившимися в наших генах - от мистического уважения к женщине (читай - не обижания женщин) до "неженского дела".

Естественно, всегда были женщины и женщины, дворянки и девки-чернавки, революционерки и проститутки, и всегда было разным мужское поведение по отношению к ним. Считалось вполне естественным, что исключительно галантный офицер, танцующий мазурку и подставляющий под пистолет свою накрахмаленную грудь за косой взгляд в сторону дамы - не его дамы, а просто дамы) - при этом приказывает пороть арестованных бомбисток (а кто-то их и лично порол), легко может вмазать прислуге, не говоря уж о простоте по отношению к дворовым девкам, за честь которых вступаться было не принято. Галантность по отношению к проституткам? Галантность по отношению к низшим классам? Да, все это встречалось, но уже не у аристократии, а у нарождающейся интеллигенции. С какого-то момента любая женщина стала в первую очередь женщиной - даже на войне, даже на укладке шпал. Время это я обозначаю как советское.

При СССР выбор поведенческой модели по отношению к женщине был широк. Можно было, например,  про себя объявить себя наследником дворянства (а так и сделала вся интеллигенция, и это прекрасно) - и продолжать, и продвигать лучшие привычки высшего света, отринув худшие, всякие порки на конюшнях. К лучшим относятся  - защита женщин не только физически (корни - женщина не может защитить себя), но и морально (знаменитая честь женщины), этикетные понты - вставание, уступание, пропускание и прочее, общее более культурное поведение при женщинах - запрет на мат при женщинах, драки при женщинах, курение при женщинах - это все жило, цвело, служило маркером, отличавшем культурный народец от некультурного.

Те, кто не унаследовал дворянские традиции, получил в полный рост набор правил от советской власти - женщин не бить, не обзывать, место уступать. Конечно, как и всегда, и везде, оппозиция поднимала голову во всех слоях. Часть интеллигенции нарочито сбивала настройки, заигрывая с феминизмом - курящая, пьющая и рвущаяся к мордобою поэтесса была вполне органична как до, так и после революции, "простой народ" был вынужден равноправить из-за нехватки мужчин на грубых работах, из-за физических кондиций, которые у баб были часто покруче, чем у мужиков. Но выражения, типа "Ну и баба, трех мужиков стоит" только подчеркивали удивление от этого феномена.

Феминизм вызывал насмешки. Рассказы про Америку, где подают в суд за пропускание вперед, какзались сказочными. Ничего тут не могу скзать лично - меня и в Америке вперед пропускали, но да, нечасто. Возможно, я сама отпрыгивала от греха. Но вот в Англии - прошу прощения за отступление - я реально была несколько шокирована парой случаев, один из которых произошел в музее, когда я направлялась к свободному стулу и меня обогнал с хитрой улыбкой, мне адресованной, очень милый с виду молодой человек, схватил стул и уселся. Тут только я и поняла, насколько мы к такому не приучены.

Пределом смелости в постановке проблемы в советских газетных дискуссиях стала миниюбка на ночных улицах и изнасилованная в ней девушка. Это было очень смело тогда  - только не помню, что именно - защищать такую девушку и ее право носить мини ночью в Купчино или обвинять ее. Кажется, последнее воспринималось более взрывающим мозг.

Теперь все ясно. Ходи хоть в трусах (без трусов, кажется, нельзя), никто не может тебя оскорбить даже взглядом, не говоря уж о прикосновении. Материться тоже можно - и женщинам, и при женщинах. Право женщин на "мое дело" полностью доказано. Удивляться матерящейся женщине, или пьющей пиво женщине (трудно поверить, но я до сих пор удивляюсь), или женщине, поднимающей тяжести - в нашем мире дико. Но вот мужчине, оскорбившему женщину, до сих пор удивляются те, кого я считаю "людьми своего круга", уж простите за это выражение, это я для простоты. И закавычила к тому же.
Удивляются - и это, конечно, хорошо. Мое сердце на стороне этих мужчин, которые, будучи избиваемые здоровенными гопницами, все равно постесняются ударить их в ответ, просто не смогут. Рассержусь ли я на мужчину, ударившего женщину в целях самообороны? Нет, наверное. Опасность должна быть велика, чтобы я не рассердилась, конечно. Но прощу, да. Один раз - второй раз пусть поляжет в бою неоскверненным.

С драками разобрались.Переходим к оскорблениям. То, что оружием женщин всегда был язык - это мы знаем. Языки, которые круче пистолетов. Никто женщин за сплетни, клевету, очевидную гадость к барьеру не ставил и пощечины им не давал. Женщины были в защитном круге, который им покоя не давал. И они все время, уже лет сто, пытались порвать этот круг, разорвать его, нарваться - и тут я вижу очевидный сексуальный подтекст, желание подобрать железному коню стальные удила, как писал незабвенный. Типа, первая девка на деревне подначивает первого парня - а я вот и так! и эдак! что - стерпишь?! А когда не стерпливал, связывал и увозил - вот тогда да, мужик ты, Ваня, настоящий. Это в женщинах, конечно заложено. Обычное животное начало, которые в каждом есть, и гасить эти желания, конечно, надо во имя продвижения в себе человеческого.

Но возвращаясь к оскорблениям - круг давно разорван. Из него вырвалась на матерную свободу не лучшая женская часть, барахло вырвалось, уж простите меня, ЖЖ-то мой все-таки.  И на это вырвавшееся барахло немедленно среагировало другое барахло - мужчины со сбитыми настройками, с выраженным желанием насилия, прежде сдерживаемом целой системой этических норм. Не в силах побить и изнасиловать - морально, морально! -  "порядочных" женщин, они радостно двинули делать это с теми, кто вырвался из круга - они же сами! они же сами!

На чьей тут можно быть стороне? Ну уж, конечно, не на мужской. Мы-то помним, что мужчины сильнее, грубее, в них встроен инструмент насилия, они тысячм лет бились и убивали, и они создали ту цивилизацию, во имя сохранения которой должны сдерживаться, по-прежнему сдерживаться по отношению к физически более слабому. Хотя что такое физическая слабость? Мы же не о греко-римской борьбе говорим. Возьмешь нож, скалку, микрофон - и ты уже сильнее всех сильных без оружия. Но сдержанность, на мой взгляд, тут просто маркер - предан человек прежним ценностям, или пал под натиском новых.
На стороне ли я женщин, прорвавших круг под эгидой "нет сексизму"? Нет, я ни в коем случае не на их стороне. Распущенная, пьяная, дерущаяся женщина еще долго-долго будет отвратительней такого же мужчины. Прична -то простая - идеалы, красота, образ Мадонны, которые при этом нарушаются. А кто прощает нарушение идеалов? Мужчины, конечно, не прощают. Во имя чего им тогда убивать и умирать?  Женщина, нарушающая свою идеальную суть - угроза цивилизации. Я серьезно.

Когда в тырнете начинается холивар? Когда человека оскорбили? Да нет, сами знаете. Когда оскорбили святое - неважно что, национальную идею, голодающих ежей, неореализм или Путина. При оскорблении идеи у человека крышу сносит.

И женщина, не стремящаяся быть миротворной (как я), сдержанной (хоть немного), внешне приемлемой - она нарушает идею. А мужчина, оскорбляющий такую женщину, нарушает идею втройне. Потому что сильный. Более нипочему.

Поэтому для меня нет вопроса в вопросе - "Можно ли ударить женщину, которая нарывается". И нет вопроса в вопросе "Можно ли такую грубо оскорбить". Сильный должен оставаться сильным, а слабый - слабым, иначе мир рухнет.

Это я все про Собчак и Жириновского, которые мне оба глубоко отвратительны.
Tags: мат, мордобой, политика, половое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Эпохой меньше

    Мир изменяется со страшной скоростью, 9 мая изменяется на моих глазах еще быстрее мира, ну и я изменяюсь вместе с тем и другим. И - надеюсь на…

  • Лето в кавычках

    Мне казалось, на фоне "Ученика" Серебренникова любой его фильм будет смотреться шедевром. Но нет. Радость от того, что та антиклерикальная…

  • К новостям

    Из космических наук утекал наш гиперзвук, как река вдоль берега утекал в Америку, думал, там он очень нужен - черта с два, мы с Трампом дружим, Трамп…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments