?

Log in

No account? Create an account

March 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com

Не то, чтоб разумом моим я дорожил, не то...

Ничего-то в Интернете не найти! Даже не узнать, можно ли в психиатрической больнице отбирать телефоны у пациентов! даже по этому вопросу куча мнений! Туфта этот ваш Интернет...

Была у меня подруга институтская, очень близкая "по всему". Как мы начали с нею в колхозе "Детскосельский" сражаться на грядках против сторонников левацкого авангарда - так и поскакали дальше вместе. Копали скифов с сарматами в Тарханкуте, пели песни под гитару, сравнивали наши талии, спорили, на кого из нас больше смотрят на улице, бешено ругались о духовном, ржали на лекциях, спали на лекциях, сочиняли смешные стишки на лекциях, делали вид, что готовимся к экзаменам, а сами ржали, ржали, ржали... аки кони Бориса Слуцкого. Институтская подруга имела все шансы стать подругой по жизни, но тут случился казус - ее стеснительный кавалер, которого она считала гражданским мужем, а я - нахальным хахалем, взял, да и приударил за мной со всей силой своего скромного обаяния, сигаретного дыма и бренчанья на пианино, в котором хранились залежи разнообразных айгешатов.

Мы долго гуляли втроем, изображая из себя богему и двусмысленность, но потом все стало как-то недвусмысленно скатываться к драме всерьез, подруга не верила, что такое вообще  возможно, я требовала от нашего общего хахаля разрыва хоть с кем-то, хахаль ловко выворачивался, в итоге где-то год он врал нам обеим, что порвал с "той, другой". К этому времени мы с подругой уже не были подругами, гордо не здоровались, но при этом жалели друг друга, думая, что "та, другая" осталась без призового хахаля.

От всех этих запуток хахаль свалил в армию, правда недалеко, поэтому мы с подругой-неподругой его и там достали, являясь вдвоем на КПП и вызывая страшный ажиотаж целой армии, виснущей на заборах и окнах в ожидании кровавой бабской разборки. Но не срослось - хахаль и там как-то нас обдурял, так что возвращались в электричке мы обе вполне счастливые. Ехали и читали вслух Блока - натурально. "Как страшно мертвецу среди людей..." - как сейчас помню. Еще мы боялись, что от таких нравственных терзаний наш общий хахаль покончит жизнь самоубийством - как же!  уже побежал, как говорится. Где мои семнадцать-двадцать лет с этой нереальной наивностью?

Но случилось так, как случилось - и хахаль стал именно моим мужем, подарив мне множество приключений, мучений, безумств, очарований и разочарований. Подруга стала уже совершенно неподругой, у нее появились новые хахали, а потом и муж - длинный, тихий, очень духовный инженер с выдающейся красоты темными глазами. Но еще до ее замужества мы вновь сошлись - она написала мне стихотворение, и оно делало мир совершенней. Мы встречались, изредка - и всегда сцеплялись, как в юности. Но теперь между нами не было проблемы одного хахаля на двоих, теперь между нами выросла в полный рост духовность.

Анна становилась все лучше и все духовнее. Все ее друзья - бесчисленные! - были увешаны фенечками и ставили спектакли с венками и свечками. Там не переводились платонические романы, страсти и измены - тоже платонические. Там часами говорили об Ошо и суфизме, играли в буриме и вообще очень веселились - но мне было с ними не по пути, хотя я понимала - именно их путь - наверх, не мой. Если и есть где-то светлые человечки, то это были именно они - а не те, что с айфончиками протестуют на площадях. У этих айфончиков не было, у них вообще мало чего было, кроме огромного внутреннего духовного роста - это я без кавычек, это я не шучу и не иронизирую.
Мы встречались, делились достижениями, все это носило некий пелевинский оттенок сравнения уровней потребления, когда каждый уверен, что его уровень - единственно достойный. Сцеплялись по-прежнему из-за какой-нибудь цитаты Фома Аквинского или  Кастанеды. Снова ржали и ржали. Но она была неизмеримо духовней меня, и меня это раздражало. А ее раздражало, что я не понимаю очевидных вещей. Но мы не ссорились, просто спорили во весь рост, логика у нее была блестящая, слова - как удары мечом по балде, я тоже рубилась по полной, а вы знаете, что это такое. Кровавое, но веселое марево стояло над нашими ристалищами. Но мы слушали друг друга... и где-то подвигались в ценностях, особенно я. В целом эти возвращения в юность с ее неизменными спорами, страстями и общей большой чистотой и верой были очень важными глотками в полной чаше моей жизни. По Аньке я измеряла себя, проверяла, не стала ли я, например, сытой. И думала, да, стала.

А потом мне позвонил Анькин муж и сказал, что она умерла. До этого мы не виделись полгода, с тех пор, как она приходила ко мне на вечеринку и пела "Зеленый поезд" и "Шарабан мой Американку". Ей было 47 лет.

В полной суматохе и растерянности похорон, куда стеклись все светлые человечки города Питера, я успела понять только то, что ничего непонятно - почему, отчего, что вообще случилось. Тихий, потрясенный муж, ни разу не встретившийся с врачами - он работал в их приемные дни, понимаете? Слегка озлобившись на тихого мужа, я прокляла себя за то, что так и не стала достаточно светлой, и отбыла. И отгрустила, - все-таки подруга была глубоко бывшей.

А потом вышла книга ее стихов. И сегодня мне эту книгу привез ее муж, которого я не видела с похорон. И я распросила его все-таки, что тогда случилось, я не могла не распросить.  Я была очень деликатна с ним, я очень старалась.... и стоило это мне немало сил, потому что очень хотелось взять его за горло и трясти-трясти-трясти, пытаясь понять, как такое могло произойти.

Потому что было это так. У Анны давно были неврологические проблемы, и на таблетках она сидела, и в клинике неврозов в юности лежала (это еще до нашего общего хахаля, так что я не при чем:). И где-то за год до смерти (господи, как к ней это слово не подходит) стали нарушаться какие-то мелкие функции, провалы в памяти странные, рука дрожит, все такое. Я уже писала, что она ко мне приходила, так что петь, да и пить шампанское ей все это не мешало.

Но стало хуже, и они с мужем пошли  врачу. Тот сказал, что это побочки от лекарств и направил в какую-то больницу психиатрическую. В этой больнице, куда приходит Анна с мужем, ее немедленно госпитализируют! Отбирают мобильник, да. И никого к ней не пускают.

Три недели муж моей Анькм не видел Аньку и не слышал Аньку. Говорит - мне не разрешали. И смотрит красивыми добрыми глазами духовного инженера. А через три недели ее выписали без сознания в реанимацию Александровской больницы, где она и умерла через три дня, так и не увидев мужа, поскольку его и туда не пускали.

Вошел человек в больницу с мужем, вышел трупом. И ни разу ни с кем не поговорив, даже по телефону, ни с мужем, ни с сыном, ни с мамой. Потому что нельзя.

Тут куча ужасов, не знаю, за какой хвататься. Ужас первый - у нас что, правда до сих пор есть таки места, где тебе ни с кем не связаться? Никогда? Никак? Ужас второй - у нас до сих пор есть такие люди? Которые не связываются со своими женами, потому что нельзя? Ужас третий - ЧТО чувствовала Анька, которую не подпускали к телефонам? Зная ее, могу сказать, что она наверняка дала хорошего дрозда этой обители скорби. А как поступают с теми, кто там дает дрозда, все мы знаем по шедевру Формана.

Ее закололи. И она умерла. Среди психов, без друзей, без спектаклей, без стихов, без своих записных книжек и гитары. Шутящая и смеющаяся, пока могла - тут я не сомневаюсь. И, конечно, она понимала, что умирает, она в этой теме хорошо понимала вообще. И наверное уж, ей хотелось поговорить на прощанье...

ЧОРТ!!!!!! ЧОРТ!!!!!! ЧОРТТТТ!!!!!!

У меня нет слов. В кого кидать камень? Как Анька - ни в кого? Ну ок, ок. Но надо хотя бы как-то договориться, что ли... ну, чтоб  меня того, туда чтобы не запихнули, даже случайно, даже нечаянно, даже на два часа!  Куда угодно, хоть хороните заживо, хоть топорами забивайте, но не сажайте меня в психушку, ладно?  Мне там будет очень плохо, я там совсем не смогу выпендриваться, понимаете?

Конечно, меня никто не сдаст, но вдруг, вдруг никого не окажется рядом? Если услышите, что я там оказалась, выкрадайте вместе с забором, ясно? Выносите мозг врачам, пробивайте стены десантниками, но спасите меня!!!! Я правда, очень, очень напугана. Как-то глобально.

А это - стихотворение, написанное Анькой мне в знак того, что хахали преходящи, а мы - нет.  Нам тогда так казалось.






Comments

Очень жаль подругу вашу :(.
Если вы правда хотите это знать...Да, есть такие места. Там не только мобильник, там лифчик нельзя и пояс для халата. Там нельзя ложку и кружку иметь. Потому что на лифчике и поясе можно повеситься, а ложкой, как мне объяснили нянечки, можно открыть решетку и сбежать. Но можно встречаться с врачами и пациентами. В приемные часы, само собой. Если нет карантина. Есть другие места, где не так строго, но там свои прелести жизни - больные накапливают таблетки, которые им дают, и обмениваются ими. Кто какие таблеточки хочет, тот такие и ест. Это помимо чифиря.
Бывают люди хваткие, бывают - нет, бывают - совсем нет. Вот, видимо, и муж-инженер такой. Совсем не хваткий. Это помимо того, что мужчины вообще не слишком о женском здоровье пекутся обычно. Его бы подстраховать кому-то более хваткому - но увы.
Я очень хочу это знать!!! А можно в такое место отправить человека без согласия мужа? А как забрать его обратно? А оттуда уйти при каких условиях можно? И, допустим, мобильников нельзя, но по "городскому" можно поговорить? Что за фигня такая? Нехваткий - это мягко сказано. А если бы был "хваткий", он мог бы ее оттуда забрать? Или нет?
даже не знаю что сказать...
и обнимаю..
и ЧОРТ!!!!!
и про психушку, да...

Безмерно жаль...
Но я реально офигела сегодня от этих подрбностей. Просто в себя не могу прийти. Все думаю, а ко мне бы пробились?(((
Очень грустно...:(
Как жаль...
А для мужа у меня и слов нет. Жена три недели в больнице, а он даже не поинтересовался, как там она, как лечат. Может, вмешайся он вовремя, и жива она была бы...
Он добрый, тихий, духовный. Светлый такой короче.)
Тань, ну бред. Что тут сказать? Я б сказала, что так не бывает, если б похожее не случилось два года назад с моей подругой - тоже, от дочери добиться невозможно - что? как?, вроде шла в редакцию и упала прямо на улице. Вроде. Болела7 не болела? - дочь блеет и типа тоже врачи не говорят
Фигня это - я б правду выгрызла. Вот такие близкие
Вот теперь у нас будут две тайны про наших подруг
Не жри себя - судьба. Так судьбе угодно
Жрать мне себя нечего, у нее были близкие подруги, плюс она до послденего дня работала в очень крутой организации реставрационной, и там, конечно, на уши все бы встали, да только никому знать не дали.
грустная очень история.
(много написала и много стерла).
никого судить не хочется. и выводы делать бесполезно. что там было - мы не знаем и не узнаем...
думаю, ей было очень плохо, если она согласилась сама куда-то лечь.


Ну а я сужу) И знаешь, когда у меня зуб болит, мне тоже очень плохо, и врач обязательно еще гадостей наговорит, но дальше этого сюрпризы не идут. Точно можно сказать, что она просто шла полечиться и никак не в крытую камеру без возврата.
Что хорошо в России, у нас распространенно "я от Тамары Петровны". Я так брата вытащила из Армии из глухой тайги под Хабаровском. Его туда из Германии отправили, когда наши войска выводили в 92-ом. Отправили на костылях, все было плохо. и могло стать совсем плохо. Чудом,просто чудом у моего папы оказался друг-КГБшник. Т.е. мы то думали что папин друг художник, а он оказался не совсем художник.. Нет, все законно, не подумай чего..
О да! если б было не совсем законно, я бы в обморок упала))) Я именно из таких))) Счастье, что не художник оказался, счастья, что у всех, если покопать, можно найти ткого нехудожника.
я плакала. ужас.
Да, полный мрак. Но вы не плачьте, Анна сердилась, когда кто-то грустил) И мы не будем.