?

Log in

No account? Create an account

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

July 5th, 2018

Мой футбол. Часть первая, общая.

Мои чемпионаты начались в 1982 году, и я даже не знаю, были ли они до этого. Этот, на который мы, безтелевизорные, бегали семьей  в гости к моим дяде с тетей, совпал точнехонько с выпускными экзаменами и особенно он совпал с проклятой физикой.
С  коричневой тетрадкой в 96 листов, исписанной непонятными для меня собственными каракулями и изрисованной красавицами и мушкетерами, я проходила через обязательное упрашивание родителей "взять меня с собой", они, сильно каждый раз колеблясь, все-таки брали, и мы мчались по июньской Наличной улице на дядин новостроечный одиннадцатый этаж, на который, один раз застряв в лифте за пять минут до матча, поднимались уже пешком.
.
Когда взволнованные итальянцами родители после криков "Гооол!" кричали мне тут же - "Танька, учи! учи!" - я послушно утыкалась носом в 96 листов аццкого бреда, но в голове были только "Скуадра Адзурра" с Росси и жутко стареньким сорокалетним Дзоффом, волшебные имена Платини - ах! -Румениге, и да! да! - Марадона, мчащийся, как пушечное ядро! И главное, главное - там были наши! Мое юное сердце было в восторге - наши! наши! Наши тоже там, тоже, не хуже других! Видимо, комплексы во мне бурлили не меньше, чем во всей стране-победителе.

Вокруг меня кипели обычные для тех лет споры - можно ли болеть не за наших, нужно ли болеть за наших, я, выпендривающимся подростком, встревала - только итальянцы, только! в крайнем случае, бразильцы! Марадона мне не нравился, он был некрасивым, не то что итальянцы! А наши были тогда хороши - чудная интернациональная команда из киевского и тбилисского Динамо, Блохин-Бессонов-Баль, как забыть эту компанию на Б, как забыть Шенгелию или красавчика Дасаева, надежду нации? И я, конечно, же не забыла - в отличие от несчастной физики, от которой остался в голове только билет номер 1, который мне и достался на экзамене благодаря подсказке вроде бы ненавидящей меня химички - сложны люди, очень сложны, особенно химички - ну и, как главный результат того июня - матерящийся на поле Олег Блохин крупным планом,

Конечно, нельзя сказать, что я с тех пор прямо заболела футболом. Но чемпионаты мира стали моими - все до одного. Папа, окрыленный дочкиным пониманием футбольной сути, рассказывал мне про легенды своей юности, и имена Гарринчи, Диди, Зизиньо впечатались мне в мозг наравне с Караваджо и Брейгелем, различия в игре латиноамериканцев и европейцев я любому могу объяснить на пальцах и мне достаточно взгляда в телек, чтобы понять примерный расклад. Да, я хвастаюсь.

На каждом чемпионате рождались мои личные и коллективные любимчики. Все играло роль - малоизвестность команды - я сходила с ума вместе с подружкой, когда Камерун попер вверх, и когда Роже Милла исполнял свой ежегольный ритуально-неприличный танец у национального флага! Размер тоже  имел огромное значение - я всегда болела за маленьких, больше всех - за Кот - д"Ивуар. Я всегда болела за итальянцев - сказывался тот, первый чемпионат, тем более, что  красавцами они были нереальными. Я всегда была против Германии, что уж тут. И всегда против Марадоны. Я визжала от успехов Турции - было такое дело - и падала со стула при каждом проигранном кем угодно пенальти.  Матча два я любила буяна Стоичкова, матча три - легконогого Баджо, потом пошли Рональды и Рональдиньи, я не успевала любить каждого, а тут еще подоспела Исландия!

Сдруживало это дело капитально. Если что-то кто-то из нас вынужденно смотрел в одиночку, - после каждого гола или штанги звонили телефоны, ужасались и расстраивались люди, аксакалы боления объясняли, что это было и что и как будет дальше. В дом набивались знакомые и незнакомые, друзья детей по даче и по городу, я с дикой тайной гордостью демонстрировала юным свою компетентность. Вереск стоял на всю Ивановскую, на весь Васильевский, на все Комарово - но именно в полном одиночестве я встретила удар Зидана, и, реально не поверив своим глазам, бросилась звонить другим, чтобы это как-то развидеть! Трубка раскалялась в предпоследний раз, когда Германия вкатила Бразилии семь голов - и опять я не верила глазам! - а в последний раз - сами знаете, когда!

Я так ждала этого чемпионата, так была уверена, что хоть кто-то из нас пойдет смотреть живьем - но кто же знал, что билеты, которые я планировала подарить всем своим мужчинам, будут столько стоить? Но, как говорится, так даже лучше - то я смотрю в шалмане, среди знатоков и алкашей, наперебой объясняющих мне интригу параллельной игры, крича "Не было офсайда!" или "Чистый пенальти!",  то мчусь на такси к родителям, чтобы вместе посмотреть мою очередную любовь - Модрича, то зайцем несусь  между домами по ночному городу в дополнительное время, чтобы успеть к пенальти, молясь, чтобы никто ничего не забил до меня. Дети смотрят в барах, как и положено детям, но созвон идет непрерывный, а пару матчей удалось, как раньше, посмотреть объединенным составом.

Город прекрасен, болельщики прекрасны, я страшно рада, что все происходит мирно и бескровно, мне нравится, что у нас получилось это все вот это вот, мне смешно и круто радоваться нашей странной победе, я вся в ожидании дальнейшего и в веселых нервах. Все как всегда и лучше, чем всегда! И в согражданах своих я вижу, вижу, как проявляется лучшее, что в них есть, я бы не рискнула описать это лучшее, но оно окружает город, Интернет и меня.

Больше футболов, больше ЧМ, больше красавчиков-звезд и для меня лично - больше пенальти! - мне простительно их желать, ведь я же все-таки как-никак леди, до сих пор страдающая из-за отмены золотых голов.

И пусть оле-оле-оле длится вечно-вечно-вечно, и пусть я успею поболеть и с будущими внуками и с правнуками! И тогда Сукачев обязательно напишет про меня песню.

А вторая часть - про то, как играла в футбол сама ОР.