?

Log in

No account? Create an account

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

Товарищи Ремарка.

Флиртуя с будущим мужем на третьем курсе, я гадала на картах при свечах, в чужой мастерской, распустив волосы и иногда танцуя. Он в ответ курил, смотрел загадочно и ласково, иногда играл на пианино Окуджаву и рассуждал о литературе, стараясь эпатировать меня поэпатажней своими соображениями о женщинах Достоевского.
Литературная дискуссия всегда была для меня лучшим афродизиаком, и, выкладывая даму треф на червонного короля, я бросила ему, глядя искоса, - "Ремарк никем не будет превзойден!"
"Бульварщинка" - бросил он в ответ и я вышла за него замуж, а как иначе?

Но пронзительные образы дружбы, любви и смерти в окружении фашиствующего мещанства, умирающая Пат и рев мотора Карла, разбитые надежды и отчаявшееся веселье, серебряное платье и убитый Ленц - все это никуда не делось от меня и после свадьбы, и все прочие книги Ремарка с теми же горькими и обреченными людьми и любовью на фоне смерти не смогли превзойти "Трех товарищей", навсегда сформировавших мои представления об основных человеческих чувствах и отношениях.

И с каким же предчувствием кайфа я ожидала славного момента, когда этого первого и главного Ремарка прочтет ребенок... Как я предвкушала, что мой, всегда безупречный выбор встретит в нем отзывчивого товарища и на этот раз...

Свершилось. Читает. Не идет.
Что такое?! не может быть! такая тоненькая книжка, такая динамичная и романтичная, набитая событиями и чувствами... Почему не идет?! Спросила. Отвечает: "Они там все время пьют".
Боже-боже! Во-первых, не все время, во-вторых - это же так романтично и трагически...ведь Пат тоже пьет, а ей нельзя... и вообще! Но тут я решила, наконец, сама перечитать прожившую 30 лет в моих воспоминаниях книжку, выяснить, почему не идет и заново насладиться, и, может, поплакать.

Надо же! Книжка оказалась толстая, вполне себе томик. Я не могла сообразить, как она так потолстела за это время, там же ничего нет, кроме тишины бара, рокота мотора и смерти в снегах.
Оказывается, есть еще много-много атмосферы времени. Есть знаменитое начало, есть шикарная жизнь коммуналки, откуда я утащила и с честью несу выражение "Трижды виват", есть бесконечные бары с тщательно описанными коктейлями и барменами, есть фашизм в отвратительной ранней, народной, так сказать, форме и есть множество проституток с судьбами и характерами.
Почему не пошло у ребенка? Я думаю, то, что так цепляло нас в связи с первым знакомством, то, что казалось таким запретным и западным, то, что было таким редким в печатающейся у нас литературе, он не смог воспринять как интересное и, тем паче, романтическое. Бесконечные трагические истории проституток кажутся ему бессмысленными, описания коктейлей - ненужными, бесконечное питие - повторяющимся приемом. А ведь как много значили для нас эти проститутки...Эх! Я уж не говорю про недоступные тогда бары с коктейлями и гонки... Даже отсутствие денег, даже туберкулез - все это было непознанное, невозможное, недосягаемое и дьявольски притягательное. Ребенок же увяз во всем этом, основная линия, которая только и остается в памяти - тонкая нога Пат, ее заострившееся лицо, гонка в тумане, проданный Карл - потерялась в том, что "они там все время пьют".

Да, я все равно прослезилась. Возможно, мой будущий муж был и прав тогда, на третьем курсе, но как не плакать, как не плакать... И все понимая, критикуя и глядя снисходительно на моих трех товарищей, я не отдам эту книгу... Кому не отдам? Да просто - не отдам, хотя ни одна собака ее у меня и не пытается забрать, не отдам, как принято на этих страницах, на которых мало говорят, но сильно любят, крепко, по-гайдаровски, дружат и ненавидят тоже... крепко и с отмщением.

"- Что такое, Пат? - спросил я.
- Они тикают... слишком громко... - прошептала она.
- Что? Часы?
Она кивнула.
- Прямо гремят.
Я снял часы с запястья.
Пат со страхом посмотрела на секундную стрелку.
- Убери их...
С маху я швырнул часы об стенку.
- Вот так, теперь они уже не тикают. Теперь время остановилось... Мы разорвали его на самой середине. Остались только мы с тобой, только мы вдвоем, ты и я - и никого больше.
Она посмотрела на меня удивительно большими глазами.
- Дорогой, - прошептала она.
Я не мог выдержать ее взгляда. Он шел откуда-то издалека, он пронизывал меня и неизвестно куда был направлен.
- Дружище, - бормотал я. - Мой родной, мужественный, давний мой дружище...
Она умерла в последний час ночи, до рассвета."

Вот так. И муж уже давно стал бывшим, а Ремарк, непризнанный, и, возможно, заслуженно непризнанный даже моим ребенком, остается со мной.

Дружище, давний мой дружище...

Comments

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
А у меня наоборот - муж любит Ремарка, а я не очень :). Хотя какие-то куски мне нравятся. Думаю, должно быть какое-то состояние, в котором надо его читать, чтобы срезонировало, иначе ничего не получится. Дело не в Ремарке, как таковом, дело в том, что вы совпали на тот момент.
Ребенка понимаю вполне, меня такие вещи ( типа "все время пьют" ) тоже раздражали, но в других книгах.
Он хорошо показывает "порочность" разочарованного немецкого поколения, но для моего ребенка это никакая не порочность, а просто вредные привычки, а прелесть занудности ему еще не понять - на Бальзаке проверяла.)
может, ребенку рановато Ремарка читать?) это, конечно, не бульварщина, но ПРИЕМ у него виден, и понятно, как все это делается) но читать его надо, только вовремя.
Я вот чего-то думаю, что не рано, а поздно. То, что меня сразило в 15 лет, ему надо было давать в 12, когда слово "проститутка" еще окружено какой-то тайной)
Стейнбек идет как по маслу, тут угадала.
Ремарка, проглоченного (целиком?) двадцать лет назад, ни за что не буду перечитывать. Пусть весь останется со мной.
Годов в двадцать я была очарована "Невыносимой легкостью бытия" Кундеры. В двадцать пять дернуло меня повторить и я не смогла - невыносимо банальным показалось.
А вот его же "Бессмертие" перечиталось на ура. Может, потому что и написано оно на 6 лет позже "..бытия".
Сижу и смотрю на "Американскую трагедию". Когда-то я ее с фонарем под одеялом читала, взяла ребенку на дачу, хотя опять удивилась, что толстая))) Чего там писать-то было? )) Заглянула сразу в конец, а там какие-то религиозные вскрики.
Думаю.)

Почему-то навеяло...

"- Ах вот вы о чем? - Медленно сказал Виктор.
До него вдруг дошло: боже мой, да ведь эти сопляки всерьез полагают,
что я пишу только о подонках... Все дело в том, что вы, по-видимому, не понимаете, как небритый, истеричный, вечно пьяный
мужчина может быть замечательным человеком, которого нельзя не любить, перед
которым преклоняешься, полагаешь за честь пожать его руку, потому что он
прошел через такой ад, что и подумать страшно, а человеком все-таки остался."

Re: Почему-то навеяло...

Да.)

Старый текст для Одного Расстройства от подруги Ремар

User sempre_idem referenced to your post from Старый текст для Одного Расстройства от подруги Ремарка saying: [...] вшись и обмерев. Уолт Уитмен, “Листья травы”. http://o-rasstroistvo.livejournal.com/130933.html [...]
Интересно. Я вас почитаю.
Ничего себе!)
Мне всегда больше нравилась "Триумфальная арка")
Но моя дочь, вообще, читать не любит. И это большая трагедия для меня...
Да у меня оба не любят, на самом деле. Читают только летом, хорошо, что хоть эта традиция устоялась. И много читаю вслух, даже Трех мушкетеров сначала пришлось вслух читать, потом засосало его, слава Богу.)
Я вот не смогла пару лет назад перечитать Ремарка, которого запоем читала в 13-15 лет. Повзрослев я гораздо ближе к сердцу приняла все...В 13 люди кажутся вечными и смерть понарошку и в кино, и в книгах.
Да, такой момент тоже есть. Но я старалась читать глазами ребенка, как грустную историю..
В Комарово месяц тому назад взялся перечитать "Триумфальную арку". Никогда не причислял Ремарка к любимым авторам и мало его знаю, но тут - какое же на фоне некоторой исторической достоверности (всё же эмигрантский Париж накануне немецкого вторжения - мало кем описанный) избыточное многословие, сколько псевдофилософских и квазиромантических тирад, приправленных явно деланной мелодраматичностью! И вправду - выпивки чересчур, хотя досадно, что никто из героев ни разу толком и не напился... Ничуть не трезвенник, но этот пресловутый кальвадос многим отравил восприятие ценностей.
Первое, что я заказала, очутившись в Париже, был именно кальвадос)) Да,"жизнь вокруг" он очень чувствовал и шикарно передавал, грустная эта жизнь)
вот кавальдос этот лучше всего отражает, оказавшись дурным самогоном. Еще полезно почитать эпигона- Аксенова. Но тут как обычно, если ты не любишь Ремарка в юности у тебя нет души, а если после -мозгов.
Опять не пойму, к кому мне - к умным или к красивым)
И ничего дурного в кальвадосе, мне любой алкоголь одинаково неприятен, так что зависит только от овеянности легендами. Муж в первый приезд в Париж навернул креветок с двойным бурбоном)) И очень был доволен.
Товарищ, один-единственный, я не читал Ремарка, и приведенная тобой цитата не убеждает в необходимости исправить эту ситуацию. :))
Да, товарищ) Это цитата из юного прошлого, когда "большие глаза" воспринимались как важнейшая характеристика лирического героя.) Это для тех, кто читал.)
Не могу не оставить комментарий, когда речь о Ремарке.
Я обожаю Ремарка, люблю его бесконечно и всем сердцем. Он как никто другой показывает смерть и жизнь так, что ты умираешь и живешь, читая книгу.
Очень люблю "Черный обелиск".
Вы романтик. А он очень талантлив, без всяких сомнений.
Почитаю, пожалуй. Ибо давно хочу.
В свое время с огромным желанием читала "Триумфальную арку". А вот "На западном фронте без перемен" не покатило. Не вынесла моя душа описания солдатской жизни на первых страницах(
["На западном фронте без перемен" не покатило. Не вынесла моя душа описания солдатской жизни]

Ага, правда вабче противопоказана... Ну кто её любит? Разве что "полковники", да и то не все...
Я его тоже очень любил тогда, перечитал все, что переводилось.
Недавно добрался до последнего опубликованного романа - забыл название, о жизни в концлагере в самом конце войны. По-прежнему цепляет здорово, сильная и тяжелая вешь. Надо бы Трех Товарищей перечитать ...
А дети как?
http://en.wikipedia.org/wiki/Three_Comrades_(novel) - очень приличняя проза. Роман написан в 1936г, действие происходит в конце 1920х. Современный студент просто не понимает этот лит.язык и то, о чем пишет Ремарк :(
)) Да нет, прекрасно понимает. И он совсем еще не студент, а восьмиклассник. Не от возраста зависит, а от автора, лит. язык как раз очень понятный, мягко говоря.
Стейнбек понятен, Хэм понятен, даже куски Селина понятны, не говоря уж о Достоевском, а Ремарк непонятен?)) Наоборот, слишком простенький.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>